?

Log in

No account? Create an account
Recent Entries Friends Archive Profile Tags To-Do List
 
 
 
 
 
 


Я рассказывал уже немного о вбросе классической тематики в европейское искусство (на примере Венеры, и самой по себе, и с тем же Марсом), и роли (и вкладе) зеркал в это дело (и как говорится, "два куста объел и ещё буду").  Были и рассказы о зеркалах в библейских сюжетах (как ново-, так старо-); и тоже - и ещё будет.  

В этой связи приведённая выше картина может на первый взгляд показаться чем-то из этой же серии - то ли вариантом ВенероМарсии, то ли какой-нибудь неортодоксальной Вирсавией с Давидом. 

Но самом деле всё это не так, и картина иллюстрирует совсем другой сюжет, появление и бурное распространение которого в какой-то момент в Европе является примером феерического мифотворчества "прямо из воздуха" - но для меня интересным ещё и тем, что зеркала сыграли в этом всём деле очень важную роль.  




Для начала - явки и пароли; это картина некто Antonio Bellucci, интересного, но, как иногда пишет i_shmaelневыдающегося  итальянского художника в стиле рококо конца 17 - начала 18 веков.  У него получилась довольно закрученная биография, и есть довольно интересные работы (при условии, конечно, что вы не полностью презираете всё это барокко-рокококко как это делаю я). Но у меня нет возможности соскальзывать на личности, ни в этом, ни в других случаях в рамках этого рассказа; постараюсь держаться линии A&R.

 A & R - потому что картина эта так и называется  - Rinaldo and Armida (для порядка - написана она в 1690 году).

Но для того, чтобы объяснить, кто такие Армида и Ринальдо, и чем они тут занимаются в голом виде с зеркалом, мне нужно совершить ряд прыжков во времени.  Я смастерил для этого нехитрый инфовиз:

 


Для простоты пусть всё началось примерно с года 0 (интересно, кстати, что такого года на самом деле нет; первый год до нашей эры сразу переходит в первый после, ноль зажевали... но это я опять отвлёкся, к истории R&A это отношения не имеет). События, происходившие до условного года ноль, и особенно жырный слой мифов, напридуманных к этому времени, к истории отношение имеет, но пока для простоты рассказа я сделаю вид, что как будто бы нет.

События, случившиеся в 33 году от Рождества Известно Кого, имеют отношение к линии A&R тем, скорее, что случились в Иерусалиме.

Гораздо более важное значение для истории имеет год 1099, когда рыцари со всей Европы (которых ещё потом за это назвали крестоносцами), попёрлись отбивать город от неверных и таки отбили его.

Между этими датами 11 веков сильно закрученной истории христианства, и очень непростая история именно города Иерусалима в этой всей связи, но это всё, опять же, мало как связано с R&A.

Гораздо теплее становится к 1580 году, когда (пять веков спустя) некто Торквато Тассо  (пишут, что он "один из крупнейших итальянских поэтов XVI века"... но если честно, я бы тут тоже, конечно применил эпитет невыдающийся; я не могу не то, что дочитать, вообще прочитать больше страницы его текстов без усилий. Можно, конечно, списать всё на плохих танцоров переводчиков, и что, мол, по-итальянски это всё чистый шедевр. Возможно, оно и так, Тассо долгое время считался поэтом N Раз не только в Италии, но и в Европе в целом)... но да к 1580 году.

В этом году выходит его самое большое и самое знаменитое произведение, гигантская поэма La Gerusalemme liberata, "Освобождённый Иерусалим".  На самом деле, год 1580 - не совсем точная отсечка, ранние наброски появились чуть ли не в середине 1560-х, а более-менее полный текст был закончен к 1575 году. В 1580 поэма была впервые напечатана, но этом дело не закончилось, и этот текст переделывался Тассо практически до конца жизни (очень печальной, на самом деле, он, судя по всему, страдал от приступов шизофрении, и умер в приюте для умалишённых в 1595 году).

Поэма, собственно, и есть про "освобождение" Иерусалима; она рассказывает про первый крестовый поход, осаду и освобождение города - от, вестимо, неверных сарацинов; По факту, как сейчас говорят, это какой-то бесконечный поток перечислений имён рыцарей, их побед, их бесконечных бахвальства друг перед другом - всё, как положено в поэме про рыцарей, только длинно и скучно. В сюжете есть множество боковых линий, некоторые из них про любовь, но всё это переплетается друг с другом довольно беспомощно (я проделал какие-то усилия, и значительную часть текста всё-таки "освоил"; хотя это трудно назвать "чтением").

Но ближе к нашим A&R. 

Ринал(ь)до - один из многочисленных рыцарей, собравшихся бить тех самых сарацинов; он не самый важный и знатный, но и не последний рыцарь на деревне в войске крестоносцев. Не то, чтобы без него ничего не получится (он не The One), но в целом и его помощь в деле пригодится. Красавчик, конечно.

Армида - дочь волшебника Хидраота, который отвечает у сарацинов за связь с "тёмными силами". Ясное дело, что когда неверные узнали про приближение христианских воинов, они сразу поняли, что в честном бою им не победить, и начали призывать на помощь те самое "тёмные силы". Армида и сама волшебница, и ей поручается эээ... элиминировать Ринальдо. 

Какое-то время ей это сделать не удаётся, но потом она при помощи "тёмных сил" и верных ей помощников (и -ц) усыпляет R. Армида было направляется к нему с кинжалом, чтобы его... того:



Nicolas Poussin - Rinaldo and Armida (1625)


... но тут с ней случается страшная любовь (tm), она решает не убивать Ринальдо, а, наоборот, утащить его, пока он спит, к себе во Дворец. Вот тут видно, как его волокут, спящего:



Nicolas Poussin - Armida abducts unconscious Rinaldo (1637)


Дворец, как водится, находится на далёком Острове:



Anthony van Dyck - Rinaldo and Armida on the Island (1629)

а вокруг Дворца находятся Сады (которые потом назовут Садами Армиды),  в которых она и планирует предаваться с рыцарем разнообразным утехам. 

Картина Фрагонара так почти и называется - "А вот наш Ринальдо, который утехам намерен предаться с Армидой, в Саде её же имени, что возле её же Дворца расположен", как-то так.  



Jean-Honore Fragonard - Rinaldo in the Garden of the Palace of Armida (1763) 


Но вот беда - Армида прекрасно понимает, что как только Ринальдо проснётся, он покажет - и ей, и её друзьям - как бы это так выразиться... ну, не совсем то, что она планирует увидеть. Они его, конечно, разоружают, но он всё равно может наломать много дров. И кроме того, ни в каком страшном сне не может он полюбить неверную Армиду. Точнее, только в страшном сне и может он это проделать. Но во сне - кому он нужен во сне?

И тут ей приходит в голову интересная мысль - а что, если обвести перцептивный аппарат Ринальдо вокруг пальца? Что, если заставить его видеть не то, что "на самом деле", а то, что "положено"? То, что хочется Армиде? Сказано - сделано, и для своего коварного иллюзиона Аримида решает использовать.... зеркало! 

Не простое, конечно, а волшебное - оно в состоянии подменять "настоящее" отражение на некий желаемый (Аримидой, разумеется) артефакт.  Вот как это в тексте (сумбурно, как и говорил):

16.20

Взяв зеркало висячее, как скромный
Поверенный, хранившее в себе
Все сладостные тайны их, Армида
Любовнику его вложила в руки:
Ее зрачки, подернутые влагой,
Отыскивают в нем Ринальда образ;
Ринальду ж служат зеркалом его
Любовницы пленительные очи.

16.21

Горда своим могуществом Армида,
Ринальд же горд оковами своими;
Она его лишь видит, он - ее.
"Ах, обрати же на меня, - влюбленный
Так говорит, - те взгляды, что блаженством
Мне душу опьяняют! Ты свои
Черты увидишь в сердце, где яснее,
Чем в зеркале, их страсть запечатлела.

16.22

Меня чуть терпишь ты, пренебрегаешь
Ты мной, жестокосердная, я знаю,
Презренное создание твоих
Ни помыслов, ни взглядов не достойно;
Не в зеркало смотрись, а в это небо,
Что прелести твои лишь пуще красят,
В завистливые звезды, что в лучах
Красы твоей, как в блеске солнца, меркнут".

Именно эта зеркальная стрельба глазами и изображена на картине, с которой я начал свой рассказ:



Возможность создания такого зеркала и требуемые для этого оптические, равно как и магические его свойства, я пока оставлю в стороне, и прокомментирую картинку "просто так", с точки зрения "зеркал в искусстве". 

Зеркало тут изображено довольно интересное - это уже не конвексное, а плоское зеркало, но по-преженему круглое. В нём не так уж много чего отражается (ремешок, элементы Армидиной попы), но отражается. Но самое важное тут не столько отражение, сколько вся зеркальная группа, то совместное, социальное действо, которое они проделывают вокруг и при помощи зеркала. 

Это очень сложная игра с зеркалами, ничего похожего до этого не было (по крайней мере, на уровне этого журнала - я потом должен буду проверить, появлялись ли такие игры раньше у других мастеров). Ближайшее, что приходит в голову - Марфа и Мария Караваджо, но это намного более сложная игра с зеркалом. 
 

У меня ещё есть много картинок, но я сначала расскажу, чем дело кончилось в истории (spoiler alert, если чо), а потом как все дело повернулось в жизни.


Истории закончилась благополучно тоже довольно фантастически. В принципе, шансов выбраться из этого наведённого зеркалом (точнее, наведённого Армидой, но при помощи зеркала) транса у Ринальдо не было.  Но тут прилетели орлы подоспели верные оруженосцы Ринальдо, которым всё рассказал другой не менее могущественный волшебник (который был "за наших"). Он поведал воинам и про расположение Дворца на Острове, и про всякие подстерегающие их там ловушки, а заодно дал им и всякие анти-ловушечные прибамбасы. 

Когда два воина добрались до места и таки прошли через все уровни, то увидели они там зрелище весьма печальное - их бывший смельчак Ринальдо лежит весь совершенно голый и утопающий в утехах, как свинья в грязи. (Эти оруженосцы есть и на первой картине, они там притаились за заборчиком). 



Francesco Hayez - Rinaldo and Armida (c.1840)


И вызволить-то его из этих утех невозможно, он же всё воспринимает неправильно (как шизофреник?)  Тогда они решают выбивать клин - клином, то есть, власть зеркала - зеркалом же. В качестве отрезвляющего "зеркала" они используют собственный щит - улучив момент, когда Армида на минутку отходит, они показывают Ринальдо его самого - но только в "настоящем" зеркале-щите. Я не знаю, как это точно названо в оригинале, но в некоторых переводах на русский щит называется "алмазным".   

16.30

Меж тем Убальд, приблизившись к Ринальду,
Показывает щит ему алмазный;
Герой в него глядит и видит в нем
Постыдно разукрашенный свой образ:
И кудри в беспорядке сладострастья,
Обильно умащенные, и меч,
Орудие когда-то бранной славы,
Теперь же лишь простое украшенье.

16.31

С трудом он узнает себя. Проснувшись,
Но все еще под властью сновидений,
Так человек в себя прийти не может.
И наконец упала пелена:


Ещё буквально секунду назад изнеженный плейбой приходит в себя, снова превращается в бравого рыцаря, бежит со своими товарищами назад по стены Иерусалима и вносит там посильный вклад в его "освобождение".  


Giovanni Battista Tiepolo - Rinaldo Sees Himself in Ubaldo's Shield (1755)

Аримида - ну, ясно, слёзы-пичаль, но и понимание, что так просто Ринальдо было не взять. В каких-то поздних версиях Тассо даже пытался обратить Аримиду в христанство, чтобы был у них счастливый конец, но как-то это версия не прижилась.  Хотя - посмотрим, что получится, когда до сюжета доберётся Голливуд.
  
 
Но это в поэме. А в жизни получилось тоже интересно. Какое-то время поэма была этаким "правильным христианским текстом", всем рыцарям пример. Но потом до неё добрались музыканты.  В силу каких-то (не вполне ясных никому) причин  сюжет про Армиду и Ринальдо стал бешено популярным - за один только "долгий 18 век" было написано более десяти опер, такими мэтрами, как Жан-Баптист Люли,  Гендель, Вивальди, Сальери (тот самый, ага),  Глюк, Гайдн, Россини... И это только оперы, а ещё были балеты, оперетты и чего только не было.  Долгое время это был совершеннейший блокбастер, который, в свою очередь, повлиял и на изобразительное искусство (то есть, и сам текст тоже, конечно, но без такой вот оперно-балетной амплификации ещё неизвестно, что получилось бы).

Вот рисунок, показывающий момент представления самой первой оперы по мотивам R&A, поставленной в 1686 году Жан-Баптистом Люли:


 


Картин на тему A&R не просто дофига, а ДО ФИ ГА. Для мифа, сказки, придуманной совершенно на ровном месте, это, конечно, невероятный успех (про "ровное место" я немного преувеличиваю - понятно, что там много заимствований, и из классики, и вообще из архетипики, но и всё равно). 

Вообще, интересно было поизучать, насколько все эти образы "зеркала-обманщика" повлияли на общественно сознание за почти два века довольно интенсивного - не промывания, а как бы это... фокусирования? расфокусирования?.. мозгов.
 

Ещё Ринальдов и Армид; их много есть у меня:



Anthony van Dyck - Rinaldo and Armida (1625)

Это, кстати, ещё до-оперная картина, Ван Дейк иллюстрировал книгу, а не оперные либретто; и зеркало тут ещё конвексное. И кстати, и социальных игрищ тут тоже пока нет ещё. 



François Boucher - Rinaldo and Armida (1733) 

Как и положено во времена Буше, важнее было показать богатую раму, чем само зеркало; а уже если показывать зеркало, то огромное! (И да, это я знаю, что положено, а вы ещё нет; потому что я занимался зеркалами у Буше, у него много интересного, по пока сюда  не дошло).  Можно отметить ещё Щит Медузы у Ринальдо, та ещё аллюзия.

Пара работ Джованни Тьеполо - мне кажется, что они и предназначались для оперных декораций:


Giovanni Tiepolo - Rinaldo and Armida in the Garden (1752)



Giovanni Tiepolo - Rinaldo and Armida (1760)



Интересная работа анонимного мастера из Италии, предположительно 1750 года; тут тела R&A совсем сплелись, но не просто  так, а образуя сложный актан с зеркалом.



Luca Giordano - Renaud and Armide discovered by the knights

Некоторые картины изображают Ринальдо, покорно держащего зеркало, в которое смотрится Армида; это, конечно, упрощение "зеркальной игры" (такие штуки были уже у Тициана), хотя и добавляет некий SM оттенок.  


Ludovico Carracci - Rinaldo and Armida (1593)



Anonymous (French School) - Rinaldo in the garden of Armida  (c.1680)



Louis de Boullogne - Rinaldo and Armida (1723)

На некоторых картинах сама Армида просто смотрится в зеркало - тоже, конечно же, откат в развитии зеркальной темы. Но есть интересные нюансы - во времена Давида Тенирса ковексные зеркала почти не использовались уже, так что такое решение можно понять как "состаривание" сцена - надо же времена 11 века показать!



David Teniers the Younger - The Garden of Armida (1670s)


Есть даже просто картины в жанре Девушка с Зеркалом; этакие ванитас:



 Jacques Blanchard - Armide (1635)


Встречаются и работы, где зеркало особенной роли не играет, но пусть висит.


Louis E Lagren - Rinaldo and Armida


Сюжет этой картины не вполне ясен - похоже, это уже тот момент, когда Ринальдо проснулся и вот-вот сбежит. Но напоследок он показывает Армиде её саму в зеркале - или уже в "алмазном щите"?




Francesco Maffei - Rinaldo and the Mirror (1650)


А вот сцена бегства - зеркальце не помогло:



Giovanni Battista Tiepolo - Rinaldo Abandoning Armida


 А вот тут видны элементы пичали



Charles Errard - Renaud abandons Armide


Эта такая красивая история, что даже как-то не хочется подводить выводы.  Точнее, их много, и они разноуровневые - часть просто про новые повороты в изображении "людей и зеркал" (та самая социальность смотрения, про которую я писал выше); ещё можно отметить мужское присутствие в этой в целом "женской теме". 

Ещё интересен весь этот магический, обманный поворот - что зеркало может показывать что-то "нечестно", что его можно использовать для манипуляций.  Но это сложно и показать - ни одна из картин этого не пытается делать. То есть, это чиста концептуальное искусство, смысл которого без знания "текста" не понять.      

Ну и сам Тассо молодец, конечно. Сидя в конце 16 века в своей Италии намолотить на совершенном голубом глазу историю про зеркала (!), да ещё и обманные (!!) и - где-и-когда! - в Иерусалиме 11 века.  А с другой стороны - ну что я знаю про технологические достижения сарацинской (исламской) цивилизации? Может, у них и были прекрасные стеклянные зеркала раньше всяких венецианцев, а я это просто фильтрую своим европоцентристским, постколониальным фильтром?

Но пока - ещё одна история




ПРО ЗЕРКАЛА В ИСКУССТВЕ
 
 
 
 
 
 
Надо заметить, что поясок тут не просто так. См. "пояс Афродиты". Участвовал в Троянской войне, в спецоперации -- на это, видимо, намёк и здесь.
Как ты красиво написал! Я прямо зачиталась.

История А&Р сама - полностью в жанре "романтические произведения для женщин". Это где какой-нибудь яркий корсар на капитанском мостике, и дама в красиво порванном платье, и бравые офицеры на фоне. Нажимает на заметное количество правильных кнопочек! Зачот!

Из картин очень понравилась от анонима, где Р. в трогательных, явно свежих беленьких портянках. У него там совершенно обалдевший вид, как и надо - по-человечески обалдевший, а не как у греческих богов. Вот примерно так выглядел мой спецназовец в истории, когда с ним тоже случилось неожиданное.



Не, этот сюжетец я стащу для фанфика. Как раз там одной даме из Ситхов нужен этого самого спецназовца слегка мутантный генетический материал для производства киборга-гомункула. Хороший поворот будет ::потирает руки::