Как я честно написал в своём политическом постинге, я вообще-то не на митинг попёрся, а в музей искусств (который, по мнению Андре Мальро, является "one of the places that give us the highest idea of man")

Мальро тут не просто ради красного словца, а к месту - название выставки в Пушкинском (Воображаемый музей) есть как бы прямая отсылка (чтобы не сказать - заимствование) его знаменитого концепта 

Musée imaginaire. 

Обычно в качестве иллюстрации идеи французского писателя приводится вот эта фотография  



но это неправильно. Тут Мальро просто отбирает иллюстрации к свой книге Les Voix du Silence (1953), в которой да, эта концпеция и вводится, но она не равна разложенным тут ровненькими рядами репродукциям.  Идея Мальро была тоньше и глубже, его воображемый музей можно описать как некое виртуальное собрание произведений искусства, которое каждый художник (= каждый человек) непрерывно создаёт, на протяжении всей своей жизни. Оно включает произведения и самого этого "каждого художника", и работы, который ей нравятся в данный момент; но оно динамическое, то есть постоянно перестраивающееся, что-то из него выкидывается, что-то новое постоянно добавляется. 

Пушкинцы, конечно, такими тонкостями не заморачивались, а просто позарились на словцо. Кураторская идея выставки, скажем там, незатейлива - давайте собрерём некое число "шедевров" из других музеев и разместим вперемешку их среди "наших":


 

Это скан из микро-путеводителя по выставке, описание всех привезённых работ можно прочитать вот тут, а на соседней страничке можно посмотреть небольшой фильм про выставку.  Из-за того, что это "выставка", её оказалось нельзя фотографировать (обычно в музее можно снимать); а из-за того, что картины были размазаны по всему музеи, снимать запретили везде :(  

Поэтому у меня нет ни одного снимка, ни картин, ни людей, их смотрящих. Которых было как сельдей, в некоторых залах реально было давка возле "пришельцев".

Я обошёл только залы с картинами, и только в главном здании (часть выставки была размещена в музее искусства 19-20 века - бывшем здании музея частных коллекций 



 

но туда я уже не попал, когда я вышел из главного здания, и в него, и в тот другой музей стояли уже огромные очереди



 Сказать, что выставка не понравилась, было бы неправильно; конечно здорово, что привезли и показали столько новых работ, например, Босха - чуть ли не первый раз в России. Всего больше 40 картин, из более чем 20 музеев и коллекций - ясно, что это масса работы, честь им и хвала. 

Но вместе с тем какое-то чувство ужасной устаревшести всего этого подхода, особенно обидно именно в случае именно этого музея, у которого было много очень интересных выставок - интересных не просто тем, что привезли очередных "заморских слонов", а именно своими оригинальными решениями, новыми какими-то подходами к показу и рассказу про искусство. Тут же всё было довольно банально.


И ещё - в это же самое время в музее шла ещё одна выставка - истории самого этого музея; ему исполняется сто лет (хотя непонятно чего сто лет - я помню, что какое-то столетие уже отмечалось, то ли решения о создании музея, то ли закладки первого камня, что-то в этом роде). Но как бы то ни было, именно это выставка получилась ужасно интересной - я думаю, что чуть ли не половину времени я провёл как раз читая и рассматривая материалы по истории музея, а не в залах с "шедеврами". И больше всего жалею о запрете снимать и эту часть экспозиции тоже - там были интереснейшие экспонаты, например, реконструкция развески самой первой коллекции западного искусства (которую потом разделили на две части, и вторую увезли в Эрмитаж).

    


Тут цветными показаны картины, которые по-прежнему в Пушкинском, а ч/б - работы, которые сейчас в Питере.

 
  
Две последние картинки - не мои фотографии, а кадры из фильма. 

Интересно, что вернувшись вечером домой, я наткнулся на какую-то телепрограмму, в которой шла речь именно об этой выставке (ещё интересно заметить, что она, эта программа про выставку, была в несколько раз длиннее выпуска новостей про вечерние события; но это, как говорится, мои мелкие политические придирки). Так вот, там один из выступающих говорил о том, какое это эпохальное событие и вообще, другой же утверждал, что эта выставка - полный отстой, настолько, что он решил даже не ходить не неё вообще.

Как я тут выше написал уже, я не считаю эту выставку "полным отстоем", разумеется - привезли много отличных вещей, если у вас есть время и мнимальный интерес, то сходите обязательно. Но всё равно невольно вспомнилась старая мизансценка с Аркадием Райкиным, про костюм. Он там приходит в швейную мастерскую, в криво пошитом костюме, а ему какой-то работник отвчает, что отвечает только за пуговицы. "К пуговицам претензии есть? -  К пуговицам претензий нет."

Раньше это было не так, но сейчас в музеях класса Пушкинского все эти шедевры - как те пуговицы; ясно, что к ним претензий нет. Они все роскошные, хотя бы уже потому, что находятся в этим самых музеях (=музейного уровня). Но заслуга музея меряется не (с)только качеством пуговиц, сколько вот этим вот непереводимым словом experience.

А вот икспириенс этот там по-прежнему как раз тот самый полный отстой, точнее, полный совок; по-прежнему каждая бабулька в каждом зале смотрит на тебя как надзирательница на провинившегося врага народа искусства. Я всё время там себя чувствую каким-то, не знаю, вредным насекомым, что ли, которого в любой момент могут подавить; трудно передаваемое чувство так никогда и не кончившегося паноптикума.

Но даже и не в бабульках дело, а вообще в понимании музеем, для чего он нужен и что он должен сегодня предлагать и делать для людей. С этим у них пока по-прежему туго, за костюм так никто и не отвечает.