centralasian (centralasian) wrote,
centralasian
centralasian

Category:

О Греческом - I




Во время рассказа про выставку Эль Греко я там ляпнул, что покажу и "влияния"; сам на себя открыл незакрытый гештальт. Ну что, расскажу и про влияния Грека на модернизм. Понятно, что выставка, проводимая в Дюссельдорфе, призвана показать влияние, в частности, на немецкий модернизм (=экспрессионизм), поэтому и большинство работ, и вообще фокус были именно на них, но был и ряд ненемцев тоже.

Но прежде чем  говорить про какое бы то ни было "влияние", следует напомнить о некоторых чиста технологических предпосылках и условиях оного. Например, о том, как раньше художнику можно было вообще попасть под влияние какого-нибудь другого художника. В эпоху повального интернета (но на самом деле немного раньше - со времён возможности необременительного создания и быстрого распространения относительно хороших копий, то есть примерно с конца 1930-х - ку-ку, Беньямин) мы как-то стали забывать, что вообще-то раньше единственным способом увидеть работы какого-то художника было реально попереться в то место, где их давали и увидеть, если повезёт. И скопировать себе на память, кто как умеет.

Я недавно писал про Рафаелевскую Сикстинскую Мадонну (по другому, правда, поводу); там, в статье, на которую я ссылаюсь, приводится интересное объяснение особой популярности этого произведения именно в российской культуре. Дело в том, что с незапамятных времён картина висит в Дрезденской галерее, а Дрезден был почти обязательной первой остановкой во время путешествий российских интеллектуалов в Европы. Посещение музея - must, и со временем именно этa картинa - тоже must (see); power law. Виси бы она в каком-нибудь Амстердаме - грубо говоря, фиг бы кто про неё в России вообще знал (как в массе не знают о массе других, не менее прекрасных полотен Рафаэля).

Но к Эль Греку: на картинке выше слева - самая первая цветная репродукция его картины в мире; 1937 (!) года (для сравнения - справа оригинал). До этого приходилось - и то, если повезёт - довольствоваться либо чьими-то (не обязательно хорошими) гравюрами "по мотивам" (эта, кстати, не такая уж и плохая 

картинка




- либо самому ехать в Испанию.

И, кстати, даже приехав в Мадрид, совсем необязательно было сразу вот так взять, и насладиться великим мастером. Его репутация в самой Испании долгое время была очень противоречивой; по крайней мере, в 19 веке, когда, например, был открыт музей Прадо в Мадриде (1832 г.), его реалистичные портреты ценились, а вот более экспрессионистcкие, как описали бы мы их сегодня, вещи считались "полным отстоем". Вот цитата из авторитетнейшей энциклопедии испанских художников El Parnaso español y laureado:

"El Greco was a great painter and disciple of Titian, whom he imitated to the point that his paintings were confused with those of the master; ... but [then] he tried to change his style, with such extravagance that he finally made his painting style worthless and ridiculous, in the disjointedness of his drawing as much as in the harshness of his color".

Первые годы эти "смешные и неценные" картины Эль Греко даже не висели, а когда их всё-таки развесили, то место для них нашлось только в одном из дальних коридоров; вот фотография этого прохода, в которой в своё время висели шедевры мастера.




Но, как говорится, спасибо, что хоть так развесили.  По сути дела, надо говорить не о "влиянии" Эль Греко на тех же импрессионистов, а об их "открытии" этого художника миру. В 1865 году в Прадо приехал Эдуард Мане (которому тогда было только 33 года, но который, к слову, уже успел написать свою Олимпию, например). Он приехал туда учиться у (=копировать) Веласкеса, но уехал под глубоким впечатлением именно от Эль Греко - в котором он распознал "брата по кисти".

Считается, что другим важным художником, на которого "повлиял" Эль Греко, был Поль Сезанн (он "важный" не только из-за своих собственных работ, но и из-за того, что он, в свою очередь, тоже "повлиял" на большое количество художников - и своими работами, и своими идеями про "современное искусство", его цели, задачи и методы.  Например, одновременно и Матисс, и Пикассо называли его своим "художественным отцом", а Пикассо вообще считал, что с Сезанна "всё и началось").

Так вот, показывают, например, на Купальщиц Сезанна (1895 года)



- и сразу находят в них "большое влияние" Эль Греко. Возвращаясь к началу этого постинга, я, честно говоря, не знаю, как мог Сезанн попасть под это "большое влияние"; он вроде бы не ездил в Испанию, и как я уже писал, цветных репродукций тогда не было. Я, правда, не такой знаток его биографии, может, он и ездил, а может, туда ездил Писсаро или кто-то другой из их круга, и как-то это влияние случилось.

Именно этой картины на выставке не было, но были несколько других работ Сезанна; я приведу только две:

 
 Paul Cézanne - Bathers in Repose (1876), oil on canvas, 35 x 45 cm


Paul Cézanne - The Bath (1880), oil on canvas, 22 x 35 cm


Другой из "повлявшихся" - тот же Пабло Пикассо; и снова, показывают на его Авиниьонских девушек (1907)



и говорят, Ну, посмотрите, сколько ту влияния! 

Тут, правда, немного другая история. Во-первых, Пикассо - испанец, и он сам видел Эль работы Греко.  Более того, ещё молодым он их копировал, точнее, создавал какие-то свои работы а-ля (Портрет неизвестного в стиле Эль Греко, 1899)



Кроме того, если говорить об Авиньонских девушек, Пикассо явно описывает "источники вдохновения" для этой своей картины - и среди них есть (правда, кого там только ещё нет - и тои же Сезанн, и Анри Руссо, Анри Матисс, и даже африканские маски).

Но если есть желание найти "влияние", то оно находится во всём - даже уже во вполне кубистской Мадонне (1909)


    
Постинг всё как-то так и не доберётся до "немцев"; отложу их тогда на отдельный постинг, а этот закончу ещё одним художником, в работах которого (у моему немалому удивлению) тоже наши немало "влияния".

Робер Делоне (Robert Delaunay); мне очень нравится этот французский художник, которого считают одним из ярких представителей орфизма (оrphism - не религии, а худ.течения); но последнее, что мне приходило в голову в контексте абстрактных работ Делоне - это Эль Греко.


 
Ан нет, в его знаменитом La Ville de Paris (1910-2) тоже находят, как оказывается, много эль-греческого - как и в его не менее знаменитом Портрете Эйфелевой башни (тоже в синей рамочке выше):





И снова, этой картины тоже не было на выставке, но был один из этюдов:






Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments